Новосибирские ученые разрабатывают терапию для лечения коронавируса

Сетевое издание infopro54.ru 30 октября 2020 г.
Сайт Новости Сибирской Науки 2 ноября 2020 г.

Полученные в ИМКБ СО РАН антитела являются первым в России реальным кандидатом на роль высокоэффективного терапевтического средства против COVID-19.

— Мы занимаемся разработкой терапевтических моноклональных антител (МКА) человека, нейтрализующих вирус SARS-CoV-2, — рассказал на круглом столе в рамках форума OpenBio заведующий лабораторией Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН Александр Таранин.

AV_Taranin_OpenBio.jpg

По мнению ученого, эта работа необходима, потому что за счет одной вакцинации от коронавируса вряд ли получится решить все проблемы, связанные с пандемией. Есть категории людей, которых нельзя вакцинировать (иммунодефицитные, с ослабленным иммунитетом, младенцы), есть убежденные противники вакцинации. Кроме того, пока под вопросом устойчивость полученного иммунитета к SARS-CoV-2, а следовательно, и формирование популяционного иммунитета.

— На наш взгляд, в такой ситуации необходимы эффективные методы терапии. Сегодня известен единственный специфический противовирусный агент — это нейтрализующие антитела. Во всем мире уже есть десятки клинических испытаний на полученных антителах. Недавно подобную работу по коктейлю антител завершила компания Regeneron (США), исследовавшая 275 пациентов. Исследования показали, что коктейль снижает вирусную нагрузку у пациентов, — констатировал Таранин. — Мы начали эту работу немного попозже на грант РФФИ, получили результаты — 28 рекомбинантных МКА в формате IgG1, определили их свойства. Выяснилось, что лучшие из полученных МКА по нейтрализующим свойствам не уступают известным аналогам, в том числе антител, использованных в коктейле Regeneron. Мы также провели оценку защитных свойств на сирийских хомячках с разными дозировками на кг веса. Животные, получившие терапевтическую дозу в первые часы после заражения, показывали наилучшие результаты. В частности, выяснилось, что профилактика МКА B12 в дозе 10 мг/кг полностью блокирует размножение коронавируса, а терапия снижает вирусную нагрузку в 100 000 раз. Можно сделать вывод, что те антитела, которые мы получили, реально работают, могут использоваться для профилактики и терапии ковида, как минимум, у хомячков.

Ученый заявил, что эти антитела являются первым в России реальным кандидатом на роль высокоэффективного терапевтического средства против COVID-19.

— Следующий шаг — это создание клеточного суперпродуцента, масштабирование продукции, доклинические и клинические испытания. Для этого у нас нет технологической базы. Это должны делать другие организации, — заявляет Александр Таранин. — У американских компаний Eli Lily и Regeneron весь путь от получения первых МКА до проведения клинических испытаний занял 8 месяцев. Хотелось бы, чтобы у нас это прошло быстрее, но пока ни одна ответственная организация не проявила интерес к нашей работе.

Руководитель отдела клеточной биологии МБЦ ООО “Генериум” Дмитрий Потеряев отметил, что одна из названных разработчиком компаний — Eli Lily — прекратила испытания аналогичных антител в группе госпитализированных пациентов, так как не увидела признаков эффективности. Сейчас компания намерена поработать с амбулаторными пациентами.

— Это хороший сегмент рынка. Если такие антитела смогут предотвратить развитие заболевания до стадии госпитализации, особенно для населения, входящего в группу риска, — это прекрасно. Но тут возникает еще один момент, связанный с фармэкономикой. При дозировке, с которой работал Regeneron (8 г на одного пациента), средняя себестоимость производства антител составит 250 долларов за г, то есть себестоимость одной инъекции — 2000 долларов, — рассуждает Потеряев. — Если фармкомпании будут инвестировать в доклинику и клинику минимум 1 млрд рублей, то они захотят отбить вложения. Вы думаете, при такой цене для амбулаторных пациентов это возможно?

Александр Таранин заявил, что те дозы, которые испытывал Regeneron, выглядят существенно преувеличенными. В недрах американского биотеха сейчас испытываются варианты с гораздо меньшими дозами — менее 1 г на человека.

— Мне кажется, учитывая важность ситуации, обычная цена, о которой вы говорите, немного велика. В нее вкладывается много разных компонентов. Насколько я знаю, при очень больших производственных объемах себестоимость может упасть до 25 долларов за г. Если у вас будет 0,5-1 г на инъекцию, то цена вполне может быть рабочей, — пояснил ученый. — Еще один важный момент. Судя по всему, антитела не работают на поздних стадиях инфекции. Их бесполезно использовать для людей, которые уже попали в тяжелую ситуацию. Вполне вероятно, что они могут эффективно работать на ранней стадии — на 1-2 день после обнаружения симптомов.

Ведущий круглого стол, заведующий лабораторией бионанотехнологии, микробиологии и вирусологии Новосибирского государственного университета (НГУ) Сергей Нетесов посоветовал Александру Таранину и Дмитрию Потеряеву подумать о взаимодействии по этой теме.

В работе над проектом принимают участие специалисты ИМКБ СО РАН, ФНКЦ ФМБА РФ, ФИЦ ФТМ, НИЦЕМ им Гамалеи и ФИЦ ИЦиГ, она также была поддержана ООО “Имген+”.

Юлия Данилова