Развитие геномных и клеточных технологий в России обсудили на "Технопроме-2018"

Сайт Наука в Сибири 29 августа 2018 г.
Газета Наука в Сибири №34 (3145) от 6 сентября 2018 г.
Сайт Новости Сибирской Науки 30 августа 2018 г. 

О будущем геномных и биотехнологий в России  рассуждали ученые, чиновники и руководители инвестиционных фондов на VI Международном форуме и выставке технологического развития “Технопром-2018”. Участники отметили необходимость проработки законодательной базы в области медицинского применения клеточных продуктов и создания единой программы развития этой научной области, которая будет включать  планы не только научных организаций, но и представителей бизнес сообщества и министерства здравоохранения.

“Новые достижения в области клеточных технологий — это медицина будущего, — начал свое выступление заведующий лабораторией эпигенетики развития ФИЦ “Института цитологии и генетики СО РАН” профессор РАН, доктор биологических наук Сурен Минасович Закиян. — Революционные события в биологии, произошедшие за последние двадцать лет — расшифровка генома человека, получение индуцированных стволовых клеток, этап геномного редактирования — это вызов для России. Он вынуждает нас создать общую программу развития, в которой будут представлены интересы как академических и других профильных институтов, так и учреждений Минздрава. Также нужно сформировать российский банк клеточных линий, который отвечает всем современным стандартам. Мы выходили с предложением к Министерству здравоохранения Российской Федерации создать такой банк, где будет 1500 клеточных линий от больных людей и 300 от здоровых. Но до сих пор не принято конкретного решения”.

zakiyan_sm.jpg
Закиян СМ

По словам заместителя директора Департамента стратегического развития и инноваций Министерства экономического развития РФ Ольги Владимировны Кочетковой, биотехнологии включены во все приоритетные государственные программы, в том числе и в новую Стратегию научно-технологического развития РФ.

Несмотря на успехи отдельных компаний в этом направлении, отрасль в целом страдает отсутствием системности. Чтобы решить эту проблему, эксперт предложила переработать программу развития биотехнологий в РФ “БИО-2020”.

“Мы предполагаем сделать программу менее амбициозной и более практичной, — сказала Ольга Кочеткова. — Например, представить ее в виде “дорожной карты”, где были бы обозначены реальные проекты и технологии. Необходимо включить туда и бизнес, по крайней мере, обозначать пул компаний, которым интересна эта отрасль”. В то же время, по словам эксперта, необходимо оказывать компаниям адресную поддержку — помогать разрабатывать программы, информировать обо всех инструментах господдержки.

Сурен Закиян заметил, что в России очень мало стартапов, приведя для сравнения США, где каждую минуту появляется один стартап, и сказал, что есть и проблема создания кадрового резерва: “На сегодняшний день молодые научные сотрудники социально не защищены, они уезжают за рубеж, при этом на одного выпускника университета государство тратит 50 млн рублей”. 

С ученым не согласилась генеральный директор венчурного фонда Primer Capital Елизавета Рождественская. Возглавляемый ею фонд занимается инвестициями в медицинские и фармацевтические стартапы, которые находятся на ранней стадии развития: «В России много хороших стартапов, и часть из них у нас в “портфеле”».

По ее словам, за три года существования фонда проинвестировано более 1000 проектов совместно с Министерством промышленности и торговли и Министерством образования и науки Российской Федерации (Сейчас Министерство науки и высшего образования — Прим. ред). Однако выход передовых препаратов затруднен сложными условиями их продвижения.

“Чтобы появились передовые препараты и мы могли ими пользоваться, нужно как минимум изменить условия регистрации, — сказала Екатерина Рождественская. — Это огромный шаг вперед, который позволит России не быть аутсайдером на мировом рынке”.

Научный руководитель Научно-исследовательского института клинической иммунологии академик Владимир Александрович Козлов, комментируя подготовку специалистов в области клеточных технологий, сообщил, что в Новосибирском государственном университете появилось три учебных курса: иммунология, клеточная иммунотерапия, таргетная иммунотерапия. “Эти лекции читаются впервые в России, и я думаю, что не в каждом университете в мире есть такой конгломерат дисциплин”, — сказал Владимир Козлов.

kozlov_va.jpg
Козлов ВА

Говоря об использовании фундаментальных разработок в медицине, ученый отметил, что в НИИФКИ уже десять лет применяется клеточная иммунотерапия. “Мы используем практически все клетки иммунной системы, начало положено. Какое будущее у этого начинания? Зависит от финансирования, и хотя на ряде мероприятий “Технопрома” высказывались соображения о том, что можно пренебречь деньгами и достигать новых вершин благодаря амбициям, это невозможно. К примеру, в практике мировой клинической медицины используется 70 моноклональных антител в России — пять; (Эти антитела вырабатываются иммунными клетками, происходящими от единственной клетки предшественницы, такие белковые молекулы узнают свои мишени — раковые клетки, вирусы, бактерии — избирательно и эффективно с последующим привлечением систем иммунного ответа Могут использоваться для доставки цитотоксичных молекул к раковым клеткам. — Прим. ред), аналогично с цитокинами: в мире — 30 цитокинов (Соединения, с помощью которых разные клетки иммунной системы обмениваются  друг с другом информацией и осуществляют координацию действий. — Прим. ред.), у нас четыре или пять. Когда мы пытались организовать в России банк стволовых клеток, и я приглашал банкиров для инвестирования в этот проект, они, узнав, что финансовая отдача будет через 10 — 15 лет, уходили”, — прокомментировал Владимир Козлов.

Необходимо создавать “моду на биотехнологии”, считает заместитель руководителя направления “Биомедицина” рабочей группы национальной технологической инициативы HealthNet Андрей Михайлович Ломоносов. Главное — правильно “упаковать” научную идею, чтобы она стала привлекательной для потенциальных инвесторов.

lomonosov_am.jpg
Ломоносов АМ

«Проблема в том, что ученые — не предприниматели, — говорит он. — Они не владеют языком венчурных фондов и инвестиционных компаний. В этой связи важным является создание профессиональных групп, которые брали бы проекты и переводили их на “бизнес-язык”».

Андрей Ломоносов упомянул, что в скором времени HealthNet предполагает запустить грантовое финансирование платформенных проектов. Это позволит достичь коллаборации науки и бизнеса как некой базы для возникновения новых компаний. “Один из проектов, которые мы предполагаем запустить через некоторое время, будет посвящен клеточным технологиям”, — сказал эксперт.

Заведующий лабораторией молекулярной иммунологии Научно-исследовательского института фундаментальной и клинической иммунологии доктор медицинских наук Сергей Витальевич Сенников отметил, что клеточные технологии — та область, которая стремительно развивается и, соответственно, требует быстрого испытания продуктов и внедрения в практику.

При этом он подчеркнул: клеточные технологии — это не лекарства, а особый продукт, разрабатывающийся для конкретного человека. Поэтому требовать доклинических испытаний, которые проходят по определенным критериям — абсурд.

“Я считаю: для того чтобы клеточные технологии дошли до практики, не стоит передавать их на сторону, — сказал Сергей Сенников. — Производиться и применяться продукт должен одними и теми же сотрудниками одной и той же лаборатории”.

В завершении заседания была затронута и проблема передачи интеллектуальной собственности из научных организаций в другие компании. “Практически вся интеллектуальная собственность в России возникает не в корпорациях, а в стенах научных институтов. Определенные результаты появляются в рамках работ по госзаданию или по грантам, и эти разработки могут применяться в прикладных областях. Возникает вопрос: каким образом интеллектуальную собственность можно передать из организации, где она была получена его сотрудниками, в коммерческую фирму? Оказывается, прозрачного механизма пока нет, его нужно разрабатывать. Как правильно оформить взаимоотношения между научной организацией и стартапом, чтобы для каждой стороны технология передачи была легкой и очевидной, — это сложная задача для самых разных структур и органов”, — отметил старший научный сотрудник лаборатории иммуногенетики Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН кандидат биологических наук Сергей Викторович Кулемзин.

Надежда Дмитриева
Юлия Клюшникова

Фото Юлии Поздняковой

PDF-файл статьи